"Красная звезда"

СМИ о ВМФ, Вооруженных Силах и о многом другом

"Красная звезда"

Сообщение lyohin » 20 окт 2007, 16:55

Подплав: время контракта


Сергей Васильев, «Красная звезда». Борт ПЛ «Ярославль».





Большую часть экипажа дизельной подводной лодки «Ярославль», которой командует капитан 3 ранга Борис Виноградов, составляют военнослужащие, проходящие службу по контракту. И в целом Краснознаменная, ордена Ушакова I степени бригада дизельных подводных лодок одной из первых на Северном флоте полностью перешла на контрактный способ комплектования. Насколько результат стал закономерной и объективной необходимостью, чтобы в боевых постах у действующих механизмов на подводных лодках новобранцев, проходящих службу по призыву, заменили многоопытные профессионалы?



Алгоритм заполярного успеха

- Три года назад наше соединение, и в частности экипажи подводных лодок постоянной готовности, без особой сложности перешли на контрактный способ комплектования, - рассказывает командир бригады подлодок капитан 1 ранга Александр Горбунов. - В числе первых, кто стопроцентно стал контрактным, - был экипаж «Ярославля», которым в то время командовал капитан 2 ранга Александр Назарьев. Потому что военнослужащие, приходящие на службу по призыву, по уровню общеобразовательной и специальной подготовки уже не соответствовали критериям уровня мастерства, требуемого при обслуживании современного лодочного вооружения.
Безусловно, по словам Александра Владимировича, объем внутрикорабельных работ, который необходимо было выполнять офицерам и мичманам за себя и личный состав срочной службы, уже превышал допустимые и разумные пределы. Поэтому из-за обилия выполняемых задач, возникающих при этом сложностях и напряженности профессиональные лодочные кадры стали распыляться: офицеры и мичманы - достаточно толковые специалисты - потихонечку начали увольняться в запас. Все это объективно и вызвало необходимость комплектования экипажей подводных лодок военнослужащими, которые служили бы по контракту на протяжении, как предполагается, многих лет.
Командованию бригады пришлось много поработать в этом плане. В большей части - с администрациями городов, шефствующих над экипажами. По крайней мере Ярославль, Новосибирск, Магнитогорск и Липецк - это первые, кто стали посылать своих призывников целевым направлением непосредственно на именные подводные лодки. Поэтому первоначально до пятидесяти процентов личного состава, например на том же «Ярославле» или «Магнитогорске», составляли посланцы Ярославля либо Магнитогорска или Ярославской и Челябинской областей.
Более того, сейчас основное ядро «Ярославля» процентов на восемьдесят - это экипаж, который сложился с начала комплектования коллектива военнослужащими по контракту и которые прослужили уже три, пять, семь и более лет. На корабле очень хорошие взаимоотношения в коллективе, и текучести кадров личного состава контрактной службы на «Ярославле» практически нет.
- Конечно, сказать, что все далось легко - будет неправдой, - рассказывает капитан 3 ранга Дмитрий Румянцев, заместитель командира подводной лодки «Ярославль» по воспитательной работе в 2003-2007 годах. - Основной плюс, почему парни шли на контракт, - высокое, даже по флотским меркам, денежное довольствие. Кроме этого, морякам разрешили заключать контракт еще служа по призыву, и получать хорошие деньги за свой же ратный труд.
Кстати, в бригаде вполне реально заключить контракт уже после полугода службы по призыву. После этого каждые последующие два месяца контрактной службы будут засчитываться подводнику за месяц службы по призыву. То есть по первому контракту моряки, с учетом службы по призыву, служат в подплаве около четырех лет. В тот период службы у них и денежное довольствие, с выросшими в последнее время различными доплатами: «морскими» и за «особые условия службы», и ежегодные отпуска достаточно большие. В конечном итоге это и стало основным аргументом, стимулировавшим парней на заключение контракта.
Минимальный срок - три года с учетом службы по призыву, второй контракт - три года уже полноценной контрактной службы. А далее можно заключать очередные контракты на пять лет и более.
- Сейчас мы как минимум года на три обеспечили себя людьми, которых однажды подготовили, - говорит Дмитрий Сергеевич, - и они просто совершенствуют профессиональную подготовку, мастерство. Что, собственно, можно было наблюдать на «Ярославле» в море: время, которое тратили на занятия с личным составом по призыву, на обучение контрактников не планировали. Это, безусловно, самый большой плюс, что экипажи подлодок в соединении, подобно «Ярославлю», укомплектованы на должностях, ранее занимаемых моряками срочной службой, контрактниками-профессионалами, уже однажды обученными офицерами и мичманами.
Что касается денежного довольствия контрактников, служащих в заполярном дизельном подплаве, то через три-четыре года, когда у моряка есть все так называемые «полярные» надбавки, оно составляет 18 - 21 тысячу рублей. В принципе, по среднестатистическим данным в России, - вполне достойное денежное содержание.
Также у контрактников-подводников ежегодный отпуск равен шестидесяти суткам (тридцать суток - основной отпуск, пятнадцать суток - «северные» и пятнадцать суток - за службу на подводных лодках, так называемые ОУС, «особые условия службы»). Плюс сутки, затрачиваемые на дорогу к месту проведения отпуска и обратно.
- Кто «маяки» контрактной службы на «Ярославле»? - командир подводной лодки капитан
3 ранга Борис Виноградов задумался лишь на мгновение. - Уже далеко не по первому контракту служат главный старшина Сергей Горбатенко и старшина 1 статьи Сергей Браснуев. Моторист старший матрос Денис Петров второй контракт заключил. Его примеру последовали старшина 2 статьи Сергей Соловьев, старшины
1 статьи Алик Муртазин и Михаил Мустафин. В основном это те парни, с которыми командование корабля заключило контракт три года назад.

«Наше время истекло!..»

Конечно, с одной стороны, положительно, что люди приходят в подплав надолго. Они досконально знают специальность и в принципе могут выполнять поставленную задачу практически на равных с офицерами и мичманами - командирами групп и старшинами команд. Однако в связи с их профессиональной деятельностью, а вернее, с самим наличием и присутствием контрактников возникли определенные проблемы.
- И в первую очередь, - говорит капитан 1 ранга Александр Горбунов, - регламент служебного времени контрактников. Эта проблема существовала, существует и, я думаю, существовать будет, пока вплотную этим не займется адаптированное к специфике военной службы законодательство, по-новому разработанные руководящие документы, регламентирующие порядок распределения служебного времени. В действительности же выходит, что у офицеров и мичманов ненормированный рабочий день: хоть двадцать четыре часа в сутки. А у контрактников восьмичасовой рабочий день да еще два обязательных выходных в неделю. Если же контрактник несет вахту, то и за нее ему необходимо предоставить так называемые отгулы. Аргументируют просто: «Наше время истекло!» И точка!
Естественно, считает командир бригады, в экипажах подлодок постоянной готовности нельзя так вольготно транжирить время, разделение которого на служебное и личное достаточно условно. А руководящие документы, регламентирующие прохождение службы по контракту, не разрешают даже добавить контрактникам сутки к ежегодному отпуску взамен переслуженного времени. Главное, что вокруг абсолютно все согласны, что это большая проблема. И в принципе для ее решения командование бригады находит разные пути, которые хоть и сглаживают острые углы, однако до конца не снимают давно назревший вопрос регламента служебного времени.
Также в спектре проблем, появившихся с введением комплектования экипажей подлодок по контракту, - это предоставление ежегодных отпусков военнослужащим. Если моряки, проходившие службу по призыву, в основном брали отпуска (20 у матроса и 30 суток у командира отделения плюс так называемая «дорога») перед увольнением в запас, то теперь срок ежегодного отпуска у контрактников значительно увеличился - 60 суток и более. И если раньше на такое количество суток уезжали лишь офицеры и мичманы, то теперь - все контрактники. Экипаж в полном составе!
Однако, как свидетельствуют сами подводники, интенсивность боевой подготовки подлодки иногда не позволяет предоставить полноценный отпуск всему экипажу. Отпуска «дробят», люди отгуливают их частями, а иногда - в первом квартале следующего года. У «атомоходчиков» удобнее: у них второй экипаж принимает АПЛ. А в дизельном подплаве вторых экипажей, которые держали бы корабли в период отпуска основного экипажа, нет.
- Даже при отпускном сезоне у дизелистов порядка 45 процентов членов экипажа, - рассказывает капитан 3 ранга Дмитрий Румянцев, - все равно вынуждены оставаться на лодке: в отсутствие большей части экипажа они «держат» корабль. И то такое возможно лишь после отработки экипажем в море всех курсовых задач. Вот и получилась проблема: вторых экипажей нет, а отпуска большие.
Поэтому регламент служебного времени контрактников - это, безусловно, один из наиболее острых углов не только в бригаде дизельных подлодок, но и в других соединениях и объединениях Северного флота. Когда корабли интенсивно ходят в море, то вопрос служебного времени (при 8-часовом рабочем дне!) стоит актуально.
Говорят, что командир корабля, конечно, может издать приказ об отмене выходного дня в связи с выходом в море, однако потом этот «выходной» он все равно обязан будет предоставить контрактникам. То есть, как видим, в рамках правового поля действовать очень сложно. Да и не всегда получается. И все потому, что контрактник - не матрос-«срочник», который служит, кроме воскресенья, 24 часа в сутки. А во взаимоотношениях с профи необходимо предоставлять им и полноценные выходные, и вести учет временной переработки контрактниками, которые в случае чего с полным основанием могут обращаться в военную прокуратуру.

Профи... с метлой в руках

Острой проблемой является и то, что контрактник в бригаде подплава большую часть служебного времени по-прежнему занимается не боевой подготовкой, а хозяйственной деятельностью. Зимой убирает территорию соединения от снега; стоит в камбузном наряде, где чистит картошку, выносит мусор и пищевые отходы; разгружает поставляемые в бригаду либо на объединенные склады Кольской флотилии овощи, мясо и так далее. Кстати, этим исключительно в вечернее время занимаются не только контрактники, но и офицеры с мичманами в период «овощной кампании». Ирония нынешнего бытия: днем они - «элита флота», а ночью во главе с командованием подлодки - «разгрузочная команда-с-с».
- Поэтому, - говорят «ярославцы», - когда появятся невоенизированные подразделения обеспечения, в которые, как на альтернативную службу, отберут новобранцев уже в военкоматах, тогда экипажи подводных лодок будут заниматься исключительно боевой подготовкой.
И, наверное, для эффективного первоначального обучения контрактников, что придут в подплав с «гражданки», может, не стоит их сразу же направлять в экипажи, а организовать на базе соединения, допустим, месячный вводный курс: например, по легководолазной подготовке и так далее? То есть преподать основы подплавской профессии, которые кандидаты в профи не могут получить, служа в иных родах войск.
Кроме этого, в будущем, хочется верить, менталитет у некоторых военачальников все-таки изменится в плане того, что контрактник в правах приравнен к офицеру и мичману. И соответственно так называемые «побочные работы»: хозяйственные и прочие - уйдут от него в небытие в связи с тем, что в структуру частей постоянной готовности все же войдут так необходимые в повседневной жизни подразделения обеспечения.

«Пошли б в бассейн, так он же не построен...»

- Безусловно, меня, офицера-воспитателя, - говорит Дмитрий Сергеевич, - заботит и воинская дисциплина в среде контрактников, состояние которой в связи с увеличением количества военнослужащих данной категории также оставляет желать лучшего.
Согласно действующему законодательству, контрактники после завершения рабочего дня имеют право свободного выхода с территории воинской части, что гипотетически может повлечь за собой какие-то негативные последствия. Чаще всего это вызвано злоупотреблением алкогольными напитками, заканчивающимся либо в гарнизонной военной комендатуре, либо в местном отделении милиции. Реакция вышестоящего командования по таким фактам предсказуема: в 99 случаях из 100 принимается категорическое решение «уволить «залетевшего» контрактника с военной службы».
А проблема зиждется, быть может, не столько на пагубной приверженности отдельных личностей к «зеленому змию», сколько у нее иные социально-бытовые и даже культурные корни. Вернее, их отсутствие. Например, в том же Полярном бассейн только строят. А других полноценных спортивных комплексов, куда после службы мог бы пойти контрактник, чтобы заняться спортом, в, общем-то, нет. Зато с обратной стороны - весь спектр питейно-развлекательных услуг. Последствия очевидны.
- По возможности, - рассказывает капитан 3 ранга Румянцев, - в распоряжение контрактников предоставляют культурные центры Полярного, где регулярно проводят мероприятия для военнослужащих, проходящих службу по контракту: гарнизонный Дом офицеров флота, несколько библиотек, Центр культуры «Север» и другие. И командование бригады стремится, чтобы ее контрактники активно посещали эти мероприятия.

«Где крыша дома моего?»

- Следующая проблема - жилье для контрактников, - говорит капитан 1 ранга Александр Горбунов. - Конечно, семейные военнослужащие мечтали бы привезти жен с «большой земли» в Полярный, а холостяки - жениться, однако в городе - нехватка благоустроенного жилья.
Хотя местные власти считают, что проблемы абсолютно нет, так как в Полярном много пустующих домов. Однако, вероятно, все же мало выделить военнослужащему «кубатуру», в ней предварительно муниципалитет должен хотя бы ремонт сделать. А вот этого-то и нет. Кстати, в Полярном квартирная плата за такое вот «предоставленное» жилье равняется в среднем от одной пятой до трети денежного довольствия контрактников, занимающих должности от специалистов до младших командиров подразделений. Поэтому большая часть контрактников, образно говоря, предпочитает оставаться холостяками. Хотели бы обзавестись семейным очагом, однако - увы!
- Ни для кого не секрет, - развивает тему капитан 3 ранга Дмитрий Румянцев, - что с марта 2004 года в стране отменили бронирование жилой площади. И теперь военнослужащие, проходящие службу по контракту в Кольском Заполярье и имеющие прописку в средней полосе России, но желающие получить хоть какую-то жилую площадь в том же Полярном, обязаны выписаться из квартиры, оставшейся на «большой земле». А так как жилищный вопрос - вообще самый актуальный для Вооруженных Сил, то никто из контрактников, естественно, терять прописку в средней полосе не хочет. И получается, что на родине они не выписываются, в Полярном же проживают в береговой казарме экипажа, что напрямую влияет на нежелание парней подписывать последующий контракт.
Безусловно, решая вопросы социально-бытового обустройства контрактников-подводников, командование бригады принимает действенные меры. Показательно, что все без исключения женатые контрактники обеспечены жильем. Больше проблем возникает с несемейными военнослужащими, для которых снять жилье в поднаем достаточно накладно: в Полярном плата за однокомнатную квартиру составляет около 3 тысяч рублей, а за двухкомнатную квартиру - свыше 4 тысяч рублей. Это, наверное, также отпугивает при решении подписывать второй контракт.
Но в бригаде несемейным контрактникам созданы в береговых казармах все условия для достойной жизни. Оборудованы душевые комнаты, установлены стиральные машины. В большинстве казарм даже «разбиты» спальные помещения на кубрики по 6—8 человек. Есть спортивные уголки, в комнатах отдыха - бильярд. В этом плане большую поддержку в благоустройстве береговых казарм экипажей оказывают шефы подводных лодок. А в период командования Северным флотом адмиралом Геннадием Сучковым, руководившим в свое время полярнинской эскадрой подлодок, косметический ремонт обветшавших казарм дизельного подплава наконец-то сделали за счет Министерства обороны.
Однако речь шла о гарнизонном жилье, предоставляемом либо нет военнослужащим, проходящим службу по контракту, в период выполнения ими воинского долга. Но государство уже сейчас обещает выделение этой категории «государевых людей» после десятилетий, отданных служению Отечеству, благоустроенного жилья в средней полосе страны. А вот здесь у людей вообще появились сомнения в практической реализации обещанного.

«Готов продлить контракт. Ипотеку не предлагать...»

- Если глубоко копнуть в суть вопроса, - считают подводники, - то и разрекламированная ныне ипотека - тоже одно из «мертворожденных детей» контрактизации Вооруженных Сил.
Контрактникам все разъяснили «по существу». Но, как только уточняют, что пока они не расплатились за квартиру, она - собственность банка, а парни понимают, что за двадцать лет в стране может произойти все, что угодно, и даже, возможно, они не будут в состоянии погасить кредит, то многих это останавливает написать рапорт на ипотеку. Они говорят, что хотели бы в конце службы получить не государственный жилищный сертификат, а реальную квартиру.
- Это стало бы большим стимулом для заключения долговременного контракта, - говорит Дмитрий Сергеевич. - Если бы контрактник, как офицер или мичман, мог написать рапорт, что, мол, «хочу по окончании срока службы получить жилье там-то и там-то, служить обязуюсь десятилетия!» И, если через десятилетие ему - по количеству членов семьи - предоставят заветную жилплощадь, да еще в определенном регионе, но при этом поставят условие, чтобы эта квартира стала его окончательно, парень должен отслужить еще десять лет, - это будет реальным импульсом для заключения им очередного контракта!
Что же вырисовывается с ипотекой? Давайте считать: накопление в первый, 2006 год ипотеки составило 37 тысяч рублей, переведенных на счет военнослужащего. В 2007 году - 43 тысячи рублей. Понятно, эту сумму в перспективе проиндексируют и доведут, так сказать, до «инфляционного ума». В конечном итоге средний ее показатель составит порядка 900 тысяч рублей. Семья контрактника, как ни странно, - это не семья офицера, в которой, честно говоря, боятся заводить второго ребенка. В семьях контрактников обычно минимум двое детей. Но оттого, что у контрактника в семье четыре человека, сумма, выделенная ему на ипотеку, не увеличится. Однако уже сегодня за 900 тысяч рублей в стране купить трехкомнатную квартиру можно лишь где-нибудь в «Тмутараканьской» области, и то в каком-нибудь колхозе. Если же он хочет приобрести квартиру хотя бы рядом с Санкт-Петербургом, то этой суммы ему хватит только на хорошую и добротную... ванную комнату, потому что стоимость квадратных метров растет и с годами будет все больше. Следовательно, он, вступив в ипотеку, уже реально понимает, что жилье сможет приобрести только на необъятных российских окраинах, где ему, кстати, ипотечная сумма только и позволит.
И даже если он нашел квартиру и приобрел ее, скажем так, за 1 миллион 200 тысяч рублей, а ему всего лишь 900 тысяч рублей от Минобороны положено, и то при наличии двадцати лет беспорочной службы, то остальные 300 тысяч он будет вынужден погасить самостоятельно. И вот эта сумма «сверх», которая обязательно вылезет перед приобретением жилья, да еще и - будьте уверены! - вырастет, пугает многих военнослужащих, к слову, - не только контрактников, когда им предлагают вступать в ипотеку.
Вероятно, именно поэтому в полярнинской бригаде подводных лодок и не выстроились в очередь записываться на ипотечное жилье. Например, в экипаже «Ярославля» из контрактников, кто заключил повторный контракт и вступил в ипотеку, всего лишь трое человек. Хотя всем все разъяснили, образно говоря, до последней запятой и точки: регулярно проводили беседы, оформляли информационные стенды, где вывешивали материалы из СМИ, касающиеся ипотеки. Однако сами же контрактники подходили к газетным вырезкам и отчеркивали в них абзацы, которые, мягко говоря, их удивляли: то, что это собственность банка, - вопросительный знак; то, что разность между стоимостью жилья и суммой, предоставляемой Минобороны, погашается самим военнослужащим, - вопросительный знак и так далее.
- Получается, что государство дает немного денег в долг, - говорят контрактники, - но при этом не собирается полностью выполнять взятые на себя обязательства по обеспечению военнослужащих жильем.
На что же тогда рассчитывать в жилищном вопросе контрактнику-подводнику, в частности, из экипажа «Ярославля», за исключением троих парней, все же рискнувших на ипотеку?
Говорят утрированно: что или прописаны в бабушкиной квартире на «большой земле», либо самостоятельно копят деньги, чтобы в конечном итоге приобрести жилье, где получится. По настрою же в экипаже подлодки, согласно проведенном в конце дальнего похода социологическому опросу, 50 процентов контрактников не верят, что в конце службы будут обеспечены жильем от Минобороны, и поэтому не планируют вступать в ипотеку. А 17 процентов военнослужащих еще не определились в этом отношении.

Военно-морской «маскарад»

- Скоро негативно заявит о себе и обеспечение военной формой одежды, - рассказывает командир бригады подводных лодок капитан 1 ранга Александр Горбунов. - Раньше контрактников в подплаве одевали, как мичманов: в тужурки, куртки, кремовые рубашки и так далее - по перечню вещевого аттестата. Сейчас же, начиная с 2006 года, им определили форму одежды моряков, проходящих службу по призыву: так называемую форму номер три - фланелевую рубаху, форменный воротник гюйс, тельняшку и фуражку! Представляете контрактников в возрасте 35 - 40 лет в форме три? Я - с трудом. Даже как-то несерьезно.
Приказ Минобороны по обеспечению формой одежды контрактников также непонятен в «пункте», как, например, можно облачить контрактника во «фланку» (форменную рубаху синего цвета с треугольным вырезом на груди), но при этом не выдать кандидату в профи форменные брюки? Они, оказывается, положены ему только через три месяца, то есть по истечении испытательного срока.
Следующий парадокс: даже бригадные, почитай - родные, срочники при заключении контракта обязаны сдать на вещевой склад форменный ремень с так называемой бляхой. При этом иного ремня взамен им также не положено.
Вот и представьте новоявленного профи из российского подплава первые три месяца службы, то есть - прохождения испытательного срока: во «фланке», без форменного ремня и в... джинсах! Думаю, далеко не все согласятся участвовать в таком военно-морском «маскараде», который может элементарно отторгнуть человека от принятия окончательного решения, подписывать контракт либо нет.
Теперь давайте думать, как обозначенные минусы превратить в плюсы. Во-первых, по мнению подводников, было бы хорошо пересмотреть приказ министра обороны от 2006 года о вещевом обеспечении кандидатов в контрактники: чтобы сразу же, а не через три месяца, в дополнение к «фланке» им также выдавали и форменные брюки, ремни. Пусть их служба начнется с умного решения вопроса о вещевом обеспечении, а не с абсурда, с которым сталкиваются парни, пришедшие в подплав с «гражданки». Не те, кто служил в бригаде срочником: у тех брюки останутся, а молодые люди, служившие до этого, например, в танковых либо ракетных войсках, они, придя в подплав, и не представляют, что их оденут во «фланки», но брюк и ремней при этом не выдадут.

Высшее образование через... лодку, море и контракт

Есть в полярнинской бригаде подплава контрактники, которые имеют и желание, и финансовые средства, чтобы заочно обучаться в гражданских вузах. Это, кстати, для многих достаточно весомый стимул для продления контракта. Например, командир отделения рулевых-сигнальщиков старший матрос Александр Ахметзянов служил на «Ярославле» по призыву, заключил контракт, а у себя на родине - в Челябинске - поступил заочно в институт.
- Контрактникам, которые хотят получить высшее образование, командование соединения препон не чинит, - рассказывает Александр Владимирович. - Только в прошлом году трое военнослужащих, проходящих службу по контракту, поступили на заочную форму обучения в вузы. То есть проблем нет, было бы собственное желание. А при необходимости сдачи сессии предоставляем военнослужащим учебные отпуска, заменяем их в экипаже при краткосрочном выходе подлодки в море. Если в это время корабль уходит в дальний поход, то направляем ректору вуза официальное письмо, в котором в связи со служебной необходимостью просим перенести сдачу экзаменационной сессии для такого-то студента, нашего военнослужащего, на другое время. Руководство вузов к этому относится с пониманием.
Кстати, возможность обучения в период прохождения парнями службы по контракту позволяет им спрогнозировать собственное будущее и в плане военной карьеры. Кто-то может продолжить службу по контракту, а кто-то, возможно, в перспективе решит стать мичманом. Примеры тому на подводной лодке «Ярославль» - старший боцман старший мичман Рамиль Камалов, старшина команды снабжения мичман Александр Сосин, старшина команды гидроакустиков мичман Игорь Егоров и многие другие. А некоторые контрактники даже поступали в высшие военно-морские училища и уже возвратились в родную бригаду офицерами.

«Наши жены в кухни заряжены...»

Что касается контрактников, у которых есть семьи, то трудоустройство их жен по-прежнему остается проблемой в 15-тысячном Полярном, где градообразующее предприятие - «дефилировавший» в последние годы на грани банкротства 10-й судоремонтный завод Министерства обороны. Однако как вообще можно говорить о решении проблемы, если 70 процентов офицерских и мичманских жен, среди которых многие имеют высшее образование, - также домохозяйки? Найти им работу по специальности очень тяжело, если вообще реально. А становиться так называемыми частными предпринимателями: просто идти торговать в ларек (хотя немногочисленные прецеденты были), - не у каждой женщины есть опыт, сноровка либо вообще склонность в характере к частному предпринимательству.
- В то же время в городе определить контрактникам малышей в детский сад либо школу при наличии прописки - не проблема, - рассказывает капитан 3 ранга Дмитрий Румянцев. - И те, кто приезжает служить в бригаду из российской глубинки, удивляются, что к услугам их детей полный спектр детских дошкольных учреждений, спортивных секций и школ искусств. Администрация Полярного делает в этом плане все возможное.

Один на всех и... все за одного!

- И надо все же поднять «стартовую планку» для денежного довольствия военнослужащих, заключающих контракт, - говорит капитан 1 ранга Александр Горбунов. - Ведь, если его заключает молодой парень или мужчина, не служивший до этого, в частности, у нас в бригаде и не имеющий полярных надбавок, то денежное довольствие на начальном этапе службы в Кольском Заполярье составит всего лишь семь - девять тысяч рублей - беру по самому низшему разряду. Как понимаете, это не те деньги, за которые стоит ломиться в подплав на контракт.
Да, через два-три года, при выслуге «полярок», денежное довольствие возрастет до 15—17 тысяч рублей. Однако эти годы нужно еще прожить и прослужить, поэтому на начальном этапе службы все же мизерные деньги получают контрактники за, прямо скажем, нелегкую работу в море, которую выполняют моряки из дизельного подплава.
- Перед выходом в море всегда уточняем в экипаже, у кого есть проблемы, - рассказывает капитан 3 ранга Дмитрий Румянцев. - Обычно на боевую службу уходили летом, поэтому главным был вопрос встретить семьи военнослужащих, возвращавшиеся после отпусков и летних каникул в Полярный с «большой земли». Но случалось, женам срок рожать, а мужья в море, тогда воспитательные структуры бригады отслеживали ситуацию и помогали семьям подводников в полном объеме. Кстати, большую помощь оказывают женские советы экипажей, которые возглавляют, как правило, жены командиров кораблей. А на «Ярославле» получилось, что жена командира капитана 3 ранга Бориса Виноградова - Екатерина Евгеньевна - инструктор по работе с семьями военнослужащих соединения.
Словом, после беседы с каждым членом экипажа все тщательно записывается. А затем - рапорт на имя заместителя комбрига по воспитательной работе.
И можете не сомневаться, проблемы будут решены. Вплоть до того, что военнослужащие соединения на личном автотранспорте выедут в Мурманск на железнодорожный вокзал либо в аэропорт Мурмаши, чтобы встретить семьи ушедшего в море подплава: офицеров, мичманов и контрактников. В бригаде это нормально: съездить за восемьдесят километров от заполярного гарнизона, чтобы встретить семью сослуживца.
- А иначе нельзя, - заверил командир Краснознаменной ордена Ушакова I степени бригады подводных лодок Северного флота капитан 1 ранга Александр Горбунов, - ведь прочный корпус один на всех, поэтому и должны оставшиеся на берегу встать горой за каждого подводника, ушедшего в море!
Неустрашимовец
Аватара пользователя
lyohin
 
Сообщения: 529
Зарегистрирован: 10 фев 2006, 21:27
Откуда: г Пущино, МО

Сообщение бпп » 01 дек 2007, 14:21

Подведены итоги учебного года:
http://www.redstar.ru/2007/12/01_12/2_02.html
бпп
бпп
 
Сообщения: 1433
Зарегистрирован: 19 янв 2006, 16:33

Сообщение MuRena » 06 май 2008, 16:10

ИзображениеВторое рождение «Нижнего Новгорода»

В Кольском Заполярье на судоремонтном заводе (СРЗ) «Нерпа», расположенном в Снежногорске, произошло знаменательное событие: впервые за последнее десятилетие от его причала в базу АПЛ Видяево Северного флота после масштабного ремонта ушла многоцелевая атомная подводная лодка третьего поколения «Нижний Новгород» проекта 945А «Кондор». По своим тактико-техническим характеристикам корабли данного проекта уникальны - скоростью, маневренностью, скрытностью и живучестью они превосходят многие остальные подлодки. А титановый сплав прочного корпуса увеличивает предельную глубину погружения в сравнении с аналогичными по предназначению субмаринами практически в полтора раза. «Нижний Новгород», которым командует капитан 1 ранга Сергей Чередниченко, вошел в боевой состав ВМФ в начале 90-х годов прошлого столетия. В дивизии АПЛ Северного флота капитана 1 ранга Александра Юлдашева неоднократно успешно выполнял задачи дальних океанских походов и многочисленных широкомасштабных учений сил СФ.

В настоящее время техническая готовность субмарины восстановлена после нештатной ситуации в реакторном отсеке, произошедшей на АПЛ семь лет назад. Чтобы дать атомоходу второе рождение, долгие годы трудились ученые ведущих отечественных научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро, военные моряки и специалисты «Нерпы», которая после десятилетнего участия в программе американских сенаторов Нанна и Лугара по утилизации подводных стратегических ракетоносцев «Дельта-1» и «Дельта-2», выведенных из боевого состава ВМФ, постепенно возвращается к своему основному профилю деятельности - судоремонту. По словам ответственного сдатчика АПЛ Юрия Лебедева, в случае с «Нижним Новгородом» необходимо было разработать оригинальную технологию реанимации подводного корабля, на заводе практически заменили его реактор, восстановили все оборудование и механизмы. Для этого, как подчеркнул заместитель генерального директора Центра судоремонта «Звездочка», директор головного филиала СРЗ «Нерпа» Александр Горбунов, из-за специфичности подлодки во многом пришлось заново учить корпусников и сварщиков технологии производства работ. Кстати, полученный на «Нижнем Новгороде» уникальный опыт судоремонтники непременно сохранят и станут использовать в будущем.

Что же касается самой АПЛ, то, по словам ее командира капитана 1 ранга Сергея Чередниченко, для Северного флота восстановление технической готовности субмарины - это большое событие. Корабли данного проекта позволяют выдержать порядка двух глубоких модернизаций, относятся к категории «вечных» и при надлежащем техническом обслуживании способны составить боевое ядро отечественного ВМФ третьего тысячелетия.

Сергей ВАСИЛЬЕВ, «Красная звезда».
"Корабль – это особое существо: и живое, и ласковое, и суровое, и благодарное.
Корабль – и дом твой и крепость, и университет и оружие, и отец и защита, и приют сотен товарищей твоих и соратников.
Ни одно флотское сердце никогда не сможет забыть родной корабль."
Леонид Соболев.
Аватара пользователя
MuRena
Глобальный модератор
Глобальный модератор
 
Сообщения: 1143
Зарегистрирован: 06 янв 2007, 00:41
Откуда: Североморск/Питер

Сообщение бпп » 08 май 2008, 12:41

Меня, например, "Кр.Звезда" определила в "черный список" :shock:
бпп
бпп
 
Сообщения: 1433
Зарегистрирован: 19 янв 2006, 16:33

Сообщение MuRena » 08 май 2008, 13:43

бпп писал(а):Меня, например, "Кр.Звезда" определила в "черный список" :shock:

За какие заслуги?
"Корабль – это особое существо: и живое, и ласковое, и суровое, и благодарное.
Корабль – и дом твой и крепость, и университет и оружие, и отец и защита, и приют сотен товарищей твоих и соратников.
Ни одно флотское сердце никогда не сможет забыть родной корабль."
Леонид Соболев.
Аватара пользователя
MuRena
Глобальный модератор
Глобальный модератор
 
Сообщения: 1143
Зарегистрирован: 06 янв 2007, 00:41
Откуда: Североморск/Питер

Сообщение бпп » 08 май 2008, 14:12

В сентябре-октябре 2005г я обратился с просьбой опубликовать в апреле 2006г статью,посвященную 25-летию подъема Кр.Флага на "Кирове".Предложил свой материал. Потом,после того,как стати я не увидел, написал им гневное письмо. Ответа не поступило...
В этом году я опять на них вышел с просьбой проинформировать флотскую общественность о 70-летнем юбилее А.Ковальчука - первого командира. Опять тишина...После того,как нам помогла http://www.vdvsn.ru/papers/ks/2008/04/09/68479/ - Северная неделя, я вновь обратился к ним,мол,смотрите, от какого материала вы отказались. Ответ на этот раз пришел незамедлительно от "механической машины": «…Ваш IP адрес ... помещен в черный список…»
бпп
бпп
 
Сообщения: 1433
Зарегистрирован: 19 янв 2006, 16:33

Сообщение Schultz » 06 авг 2008, 17:56

Нашел в "Красной звезде" интересную статью о родне Путина.

Из племени несгибаемых


Контр-адмирал Владимир МАСЯГИН. Капитан 1 ранга Игорь БАЛАШОВ, «Красная звезда». Калининград.

Изображение
Скорее всего, они тогда не знали друг о друге. Боец истребительного батальона Владимир Путин, сражавшийся с фашистами под Кингисеппом, и флотский офицер Иван Шеломов, защищавший Ленинград с моря.


О судьбе отца президента, в тридцатых годах прошлого века служившего на подводной лодке Балтийского флота, а в годы войны ушедшего на фронт добровольцем, хорошо известно. А вот о том, что и со стороны матери – Путиной Марии Ивановны – в роду Президента России есть военно-морские корни, знают немногие. Подробности открылись в общем-то довольно случайно, в процессе сбора материала для книги «Офицеры Балтийского флота». Одним из тех, кто в далеком 1948 году стоял у истоков формирования нынешнего Балтийского военно-морского института, был капитан 1 ранга Иван Иванович Шеломов.
Среди архивных документов, связанных с его службой, обнаружилась анкета, в которой Иван Иванович в числе родственников указал: «Сестра Путина Мария Ивановна, д/хоз, Старый Петергоф». Но в первую очередь хотелось бы рассказать об этом офицере как о замечательном моряке, участнике важных боевых операций Балтийского флота, накрепко связавшем с ним свою судьбу.
После Гражданской войны страна восстанавливала свой Военно-морской флот, готовила для него молодые командные кадры. В 1922 году было создано Высшее военно-морское училище, которое впоследствии носило имя Михаила Фрунзе (ныне это Морской корпус имени Петра Великого). Два года спустя Иван Шеломов стал его курсантом. Затем, уже офицером, служил в морчастях погранвойск НКВД на различных командных должностях на Дальнем Востоке, Каспии. В 1938 г. окончил Военно-морскую академию РККА. Вначале был начальником штаба 62-го Владивостокского морского пограничного отряда, затем – его командиром.
В сентябре 1941 года Иван Шеломов уже на передовой – начальник оперативного отделения военно-морской базы Ручьи Краснознаменного Балтийского флота. Что означала для Ленинграда Дорога жизни, объяснять нет необходимости. Государственный Комитет Обороны в постановлении от 19 апреля 1942 года обязал военный совет КБФ силами Ладожской военной флотилии организовать воинские перевозки для осажденного города и Ленинградского фронта через Ладожское озеро.
Из представления к награждению орденом Красного Знамени начальника штаба охраны водного района Ладожской военной флотилии капитана 2 ранга И. Шеломова, подписанного командующим ЛВФ капитаном 1 ранга С. Чероковым:
«Будучи старшим морским начальником рейда Усть-Луга, проявил упорную настойчивость и дерзкую смелость при эвакуации пятимесячных запасов продовольствия, жидкого топлива и технического имущества из базы в Усть-Луге. При отходе из Усть-Луги под огнем противника не оставил ему ни одного килограмма продовольствия или топлива. Вся работа проводилась под непрекращающимся артиллерийским и минометным обстрелом...
Разработал ряд операций и был участником их выполнения. Принимал участие и оказывал практическую помощь в подготовке к операциям подразделений, проводившимся на ЛВФ. Корабли ОВРа флотилии обеспечили задание командования по перевозкам топлива, продовольствия, вооружения и боеприпасов для войск Ленинградского фронта и города Ленина.
Все задания командования тов. Шеломов выполнил».
А ведь в боевой действительности вполне могли оказаться рядом Владимир Путин-старший и Иван Шеломов. В 1944 году войскам 7-й армии, действовавшим против олонецкой группировки врага, предстояло наступать вдоль побережья. Для содействия успеху прорыва фронта и разгрома противника было принято решение о высадке на Ладожском озере десанта в районе реки Тулокса с целью захвата участка побережья, по которому проходили железная и шоссейная дороги, что лишило бы противника возможности переброски резервов или отступления его войск. В десант шла 70-я отдельная морская стрелковая бригада. Командиром высадки был назначен капитан 1 ранга Н. Мещерский.
23 июня десант был высажен и закрепился на берегу. Бригада вышла на севере к середине перешейка у озера Линдоя, перерезала шоссейную и железную дороги и подошла к реке Видлица. К исходу того дня противнику удалось сосредоточить в районе высадки превосходящие силы. Стремясь сбросить десант в озеро, вражеские войска перешли в контратаку. В течение суток противник предпринял до 20 атак по всему фронту. К полудню 24 июня десант начал испытывать недостаток в боеприпасах и людях. Тогда командующий флотилией приказал отряду канонерских лодок передать десантникам до 60 процентов корабельного боезапаса. Артиллерия кораблей вела систематический огонь, уничтожая живую силу и технику врага. Противник, не добившись успеха, перешел к обороне. Ночью 27 июня в районе Рабола, Линдоя десант соединился с передовыми частями 7-й армии и сам перешел в наступление. Задачи, поставленные перед Ладожской военной флотилией, были успешно решены.
Самое непосредственное участие в проведении этой операции принимал капитан 2 ранга Иван Шеломов. Командир высадки капитан 1 ранга Мещерский в представлении к награждению его орденом Ленина так характеризовал действия подчиненного:
«Капитан 2 ранга Шеломов Иван Иванович, являясь начальником штаба при командире высадки, проделал большую работу при подготовке личного состава 70-й мсбр к десантной операции, тщательно разработал всю документацию на операцию, обеспечил четкое взаимодействие с частями армии, авиации, отрядом поддержки и внутри соединения, насчитывающего около 70 вымпелов.
Высадка десанта произведена в полном соответствии с составленным им планом, успех операции по высадке десанта в районе Тулокса-Видлица был обеспечен благодаря тщательной подготовке, произведенной в чрезвычайно короткий срок. Во время самой операции капитан 2 ранга Шеломов самоотверженно работал по организации питания высаженного десанта боезапасом, продовольствием и переброски крупной артиллерии к месту высадки, находясь под артминометным огнем противника. Стойкость и мужество капитана 2 ранга Шеломова воодушевляли подчиненный состав в бою на отличное выполнение боевого задания».
Представление датировано 30 июня 1944 года.
Но капитан 2 ранга Иван Шеломов был тогда награжден только орденом Отечественной войны I степени. Чья-то начальственная рука на титульном листе перечеркнула «орден Ленина» и начертала: «ОВ. 1 ст.». За проведение той же операции 70-я отдельная морская стрелковая бригада была награждена орденом Красного Знамени.
А всего за время войны капитан 2 ранга Иван Шеломов был награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды и многими медалями. В конце 1944 года его перевели на Северный флот, где он и встретил Победу. Но военная судьба распорядилась так, что он вновь вернулся на Балтику.
В 1943 году по постановлению советского правительства был издан приказ наркома ВМФ адмирала Н. Кузнецова, который предписывал создать в составе ВМФ военно-морские подготовительные училища. Такие училища были созданы в Баку, Владивостоке, Горьком и Ленинграде. В них на добровольной основе принимали мальчишек, мечтающих стать морскими офицерами. Первым на базе военно-морской спецшколы Наркомпроса в 1943 году было создано Бакинское военно-морское подготовительное училище. В 1947 году Иван Шеломов, уже капитан 1 ранга, был назначен заместителем начальника этого училища по учебной части. И в том же году БВМПУ передислоцировали в Калининград с целью подготовки к формированию высшего военно-морского училища в самой западной области нашей страны.
Год спустя постановлением Совета Народных Комиссаров оно было преобразовано во 2-е Балтийское высшее военно-морское училище, в котором капитан 1 ранга Иван Шеломов возглавил, как записано в его личном деле, кафедру военно-морской организации и администрации.
В прошлом году в Балтийском военно-морском институте отмечали 50-летие первого выпуска офицеров. Со всех концов страны в Калининград съехались выпускники 1952 года. Конечно же они непременно вспоминали своих первых наставников, преподавателей и среди них капитана 1 ранга Ивана Шеломова. В БВМИ до сих пор работают те, кто учился и служил здесь в первые послевоенные годы. Анатолий Семенович Щеголеватых поступил в бакинскую «подготовишку» в 1946 году. Вместе с училищем переехал в Калининград. Выпускник 1952 года. Помнит капитана 1 ранга Шеломова, который вел цикл лекций.
- Непростое было время, – говорит Анатолий Семенович. — Училище разместилось в чудом уцелевшем здании бывшей полицай-казармы. Вокруг – одни развалины, кладбище разбитой немецкой техники. Офицеры с семьями жили в небольшой пристройке к корпусу. Первое время не было даже камбуза. С утра нам выдавали сухпаек на целый день. Из оборудования – одни стулья. Учились и строили вместе с командирами, преподавателями.
Мичман Николай Иванович Сушин пришел в училище с Северного флота, где с 43-го по 45-й служил штурманским радистом на эсминце «Разъяренный», участник 12 боевых сопровождений. Так тогда называлась охрана северных конвоев. В училище служил старшим инструктором кафедры технических средств кораблевождения.
- Абсолютное большинство преподавателей, командиров курсантских подразделений были люди, прошедшие войну, боевые офицеры, – вспоминает он. – Работали и служили, не считаясь со временем. За несколько лет была создана вся необходимая учебная база. Учтите, что техника поступала со всех флотов, как говорится, не первой свежести. Приводили ее в порядок, переоборудовали в учебные пособия. А сегодня наш институт – гордость Калининграда.
И не только Калининграда. Два года подряд БВМИ признается лучшим среди высших военно-морских учебных заведений страны. Весной этого года успешно выдержал проверку военной инспекции Министерства обороны, подтвердив свои передовые позиции.
Капитану 1 ранга Ивану Шеломову не довелось довести до офицерских погон первых выпускников училища. Буквально за несколько месяцев до выпуска, в январе 1952 года, он был переведен к новому месту службы – в Ригу. Память о нем, как и о многих других офицерах, посвятивших жизнь Балтийскому флоту, бережно хранят те, кому вверена судьба флота в ХХI веке.
7 учебный отряд имени адмирала Ф. С. Октябрьского, 9-я отличная рота.
Аватара пользователя
Schultz
Администратор
Администратор
 
Сообщения: 7298
Зарегистрирован: 19 янв 2006, 16:55
Откуда: Москва
Реальное имя: Сергей
Воинское звание: старший матрос


Вернуться в Газеты, журналы, TV

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Константин Бабин и гости: 1